№ 29-30 Июль 2007 г.

Кто «заказал» Сметанюка?

«Утка» о мнимом аресте Владимира Богданова - генерального директора «Сургутнефтегаза» - не заставила себя долго ждать после сброса аналогичного «компромата» о, не менее мнимом, «месячном заточении» С.И. Сметанюка - первого заместителя губернатора Тюменской области. Распространителям компромата хотелось, видимо, подольше затянуть агонию слухов об аресте, для того чтобы нанести максимально возможный урон репутации, а потому первоначально «заброшенные» «три дня задержания» плавно переросли в «месяц казематов».

С учетом того, что вакансии в последнее время все чаще освобождаются через уголовные дела, логику которых сразу не поймешь, то при первом озвучивании «утки», сейчас же и на сто процентов, нельзя вы-смеять даже самые невероятные слухи. К примеру, то, что инкриминируют отдельным мэрам, можно смело предъявить всему мэрскому корпусу России в период с 1990 по 2007 год, поскольку все главы городов работали по типовым для России схемам и по типовым же схемам нарушали интересы бюджета и граждан. Однако одним везет, других приходится освобождать вакансии.

Поскольку факты адресных информационных атак в отношении В.Богданова и С.Сметанюка очевидны, то встает вопрос о том, почему для информационной атаки выбраны именно эти две фигуры влияния, занимавшие сильные позиции в регионе более 10-ти лет? И почему именно Тюменская область преуспевает в «утках» об арестах. Или это можно сформулировать иначе. Кому понадобилось вести борьбу за смену окружения В.Богданова и С. Сметанюка? Судя «по почерку» (рассылка по многим адресам в форме пресс-релизов…), в атаке задействованы люди, имеющие некоторый опыт работы в пресс-службах. Скорее всего, из серии «не пишущих» пресс-секретарей, работающих «в режиме факсов» с совершенными и отточенными навыками утреннего подчеркивания красным цветом «крамолы», высказанной субъектами их мониторинга или, точнее, разведки (разработки)…

Как я уже однажды упоминала и как хорошо показано в публикуемой ниже статье «Проводники информационной агрессии на территории России, кто они?», задача информационного агрессора - заставить ВИП-персон и компании реагировать на информационную атаку, в том числе заставить видеть мир чужими глазами, заставить меняться самим и менять ближайшее окружение. Ну, например, в случае с «Сургутнефтегазом»: чем плоха цель - промоделировать «Генерала», сменить кадры в его службе пресс-секретарей. Пресс-служба - это «глаза» ВИП-персоны. Можно ее просто «ослепить», поставив бездаря, а можно внедрить и чуждые кадры, т.е. «вживить чужие глаза».

Не столь давно один важный чин, убеждая меня относительно своей осведомленности, сказал: «Наташа, да у меня каждое утро дайджест пресс-службы на столе из всех СМИ». На что я ему парировала: «Ты забываешь о том, что в большую часть этих СМИ уже давно не попадает нормальная аналитика». Ты имеешь ежеутренне на своем столе «выжимку из выжимки». Все «вырезано» еще до того, как поступило в газеты. Умный пресс-секретарь может провести поиск и в независимых интернет-источниках, к тому же сам добавить личную аналитику, но такие «зоркие глаза» уже давно «выдавили» со всех должностей.

Другой «Генерал» выдал мне не менее интересный перл о том, что на первый звонок он не реагирует. При втором телефонном звонке с компроматом - задумывается. А после третьего - принимает меры». Посмотрела на него и подумала: «Да при сегодняшних технологиях тебе не три телефонных звонка, а тысячу звонков легко организуют». Промолчала, не стала тогда переубеждать. «Красных» директоров переделать сложно…

К сожалению, они в первую очередь, как раз и являются объектами и жертвами информационных войн. Эту тему я начала поднимать в 2005 году в докладе «Карьера ВИП-персон, карьера технологов ВИП-персон», где провела следующий посыл: «Какой Технолог (пиартехнолог) не мечтает стать Генералом?!». Вот то, что мы сейчас наблюдаем, это и есть большой поход пиартехнологов в Генералы….

Второй тезис этого доклада, сделанного на Всероссийской конференции по связям с общественностью, заключался в том, что свои позиции сохранят только те политики и бизнесмены, которые сами станут технологами, то есть разберутся в том, что такое информационные войны, и преуспеют в них…

А для того, чтобы разобраться в информационных войнах, ниже публикуется статья о них, несомненно, важная как для граждан, так и для ВИП-персон, для всех тех, кто желает остаться на плаву.

Проводники информационной агрессии, кто они?

Целью информационных войн являются «мешки с деньгами», которые летят в сторону информационного агрессора. Появление плеяды российских долларовых миллиардеров сопровождалось информационными атаками, осуществляемыми через российские СМИ, в рамках реализации их стратегий по созданию личных капиталов. Главная мишень таких войн - системы управления: органы власти, чиновники, топ-менеджеры. Задача информационного перепрограммирования - заставить видеть мир чужими глазами. Перепрограммированию в первую очередь подвергается молодежь и культурная интеллигенция. В современной России уже сейчас отмечаются все признаки поражения в информационной войне: уничтожение аналитических центров, «захват» СМИ «информационными воинами» и пр. Ситуация похожа скорее не на войну, а на бойню. Ведь население безоружно (нет ни технологий, ни информационных ресурсов). У граждан один способ защиты - уклоняться от восприятия чужого знания. А те, кто уже «поражен», т.е. «обнулен» до уровня «белых листов», теперь являют собой жалкое подобие беззащитных «черепашек, добровольно снявших с себя панцири»... Т.е. общество России более чем открыто для информационного удара, в том числе извне. Чего и добивался главный агрессор…

Блестящая, хотя и трудная для прочтения книга С.П. Расторгуева «Философия информационной войны» с цитатами философов, мыслителей и даже «Белой книги российских спецслужб» построена на примерах того, как в отношении России с территорий других стран многие годы велись «информационные вторжения». Однако в последние месяцы не другие страны, а именно Россию обвинили в первой в мире кибервойне в отношении независимого государства Эстония, когда одновременно были атакованы сайты многих эстонских СМИ и пр. Я сейчас не веду речь о том, были ли оправданы эти действия в рамках, по сути «игр без правил», или надо было действовать в границах дипломатии, а веду речь о том, что имел место факт кибератаки со стороны невыясненных российских субъектов. Т.е. мною в данном случае приведен факт, доказывающий, что в современных информационных мировых войнах российские субъекты тоже «не лыком шиты» и выступают в роли информационных агрессоров, т.е. в роли нападающей стороны. С точки зрения философии информационных войн распространение русского языка, который является «языком программирования», есть одновременно и расширение зоны информационного влияния России.

Свою книгу «Философия информационной войны» С.П. Расторгуев начинает с притчи о черепашке, которую лиса тщетно уговаривает снять панцирь, а черепаха из-за своей консервативности не желает этого делать. После первой неудачи лиса сама покупает черепахе телевизор и проплачивает по всем трем каналам ТВ рекламный ролик, пропагандирующий счастливую жизнь черепашек, которые уже отказались от своих панцирей. Как итог - лиса полакомилась черепашкой, проигравшей информационную войну.

«Информационная война - это целенаправленное обучение врага (потенциальной жертвы) тому, как снимать панцирь с самого себя» - так пишет гуру информационных войн С.П. Расторгуев (т.е. как стать уязвимым, открыться и позволить себя использовать или даже съесть).

Конечной целью любой информационной войны являются «мешки с деньгами», которые летят в сторону нападающей и, соответственно, побеждающей стороны.

Раньше главные капиталы планеты делались в странах «Большой семерки». Сейчас самый большой прирост долларовых миллиардеров отмечается в России, а значит, именно обладатели этих новых российских капиталов и «проводники» их информационной наступательной политики, выигрывают на современном информационном поле. Т.е. первоначально они выиграли на российском информационном поле, потому что главные российские капиталы делались здесь. А несколько лет назад встала задача научиться выигрывать на мировом информационном поле.

Отсюда стремление российских юридических лиц применять методы информационных войн для воздействия на системы принятия решений других стран и компаний. К примеру, не является закрытой информация о том, что одна из крупных российских корпораций тратит миллионы долларов не только для создания позитивного демократического имиджа менеджеров своей компании в глазах американских конгрессменов, но и дает щедрые заказы аналитическим центрам (конкретным персонам), которые готовят доклады также для правительства и чиновников США. Фактически имеет место «финансовое внедрение» в мозговые центры принятия управленческих решений на территории другой страны. Т.е. надо заметить, что мы где-то даже в активности информационной разведки и в агрессивности общего настроения сейчас превосходим другие страны. Отсюда, я думаю, и разговоры о новом витке «холодной войны». Хотя на самом деле сейчас приоритет имеет внешнеэкономическая подоплека.

Автор книги «Философия информационной войны», описывая жертву информационной атаки, сравнивает ее с «человеком, укушенным вампиром». Т.е. жертва (будь то человек, компания, страна), пропустившая первый удар со стороны информационного агрессора, сама становится таким же агрессором и пополняет число участников невидимых информационных войн, расширяя масштаб этих войн.

Современная Россия - участник таких мировых информационных войн, ведущихся как на ее территории, так и на территории других государств. При этом Россия одновременно является и информационным агрессором (в лице российских субъектов), и «военной целью» для тех, кто ведет в отношении нее информационное нападение.

Если посмотреть перечень признаков поражения в информационных войнах, которые приведены С.П. Расторгуевым в его книге, то надо признать, что на территории России наблюдаются все названные автором признаки такого «информационного поражения», начиная с убыли населения, характерной для любой войны, и завершая уничтожением высокотехнологичных производств, научных центров и пр.

Т.е. мы пропустили первый удар и, соответственно, теперь стараемся выстроить системы защиты от последующих «информационных контрнападений». При этом где-то делаем удачные ходы, а где-то, с моей точки зрения, неверные действия.

Дело в том, что для эффективной защиты нужно точно разобраться: откуда идет информационная агрессия. Кто на территории России является самостоятельным информационным агрессором, а кто проводником интересов внешних к нашей стране информационных нападающих.

Как я уже сказала, целью любой информационной войны является прибыль (доход).

Мишень любой информационной войны - системы управления:

  • системы управления государством,
  • системы управления компанией,
  • система принятия решений конкретным человеком (система ценностей, ментальность).

Информационный агрессор добивается победы, исключительно подчинив себе структуры управления противника, которые являются информационной мишенью. Защититься можно только через «жесткий контроль над собственной системой управления. А при появлении в системе признаков информационного поражения немедленно (любой ценой) уничтожить собственный механизм управления и сформировать новый!». Информационные войны ничем не должны и не отличаются от обычных войн в части признаков поражения».

Обращу внимание лишь на некоторые признаки информационных войн и признаки поражения в информационной войне на территории России, классифицированные С.П.Расторгуевым, поскольку так получилось, что когда я писала статьи про информационных рейдеров, про рейдерство на интеллектуальном рынке, про скупку научных идей по демпинговым ценам в интересах внешних к России покупателей, то фактически документировала факты нашего проигрыша в информационной войне.

Для моделирования поведения жертвы в информационной войне (страна, компания, общество, человек) эта жертва детально изучается. Если речь идет о конкретном человеке, то информация, как правило, берется у самого ближайшего его окружения: у сестер, братьев, супругов, матери, друзей, советников, помощников и пр. Поскольку цена вопроса велика (платят ее те, кто контролирует финансовые потоки и желает сохранить этот контроль), то этой цены бывает вполне достаточно для того, чтобы подкупить кого-то из этого ряда.

Через такое «завербованное» ближайшее окружение ведется и целенаправленная подача информации. Задача любого перепрограммирования - заставить видеть мир чужими глазами. Заставить работать на чужие цели, внедрить чужое знание. «Чужие» знания - это чужая программа поведения.

Человек из ближайшего окружения, который наносит информационный удар (предает), делает это посредством слова. Если слово не внедряется через доверие, то в ход идут запугивание и угрозы. Еще П.А.Флоренский отмечал, что функция слов заключается в том, чтобы, будучи высказанными и внедрившись другому в душу, произвести там свое действие. В случае информационной войны это слово от недруга (воспринимаемого за друга) разрушает личность. Аналогично личность можно уничтожить и провокационными вопросами (есть вопросы, на которые отвечать опасно). Как только люди научились говорить, они стали запугивать и «дурить» друг друга. Но в первобытном обществе эффективность такого «задуривания» была намного ниже, чем в современном обществе информационных технологий.

Бывают ситуации, когда фразы могут изменить жизнь отдельных людей, а агенты влияния могут изменить жизнь отдельных стран.

Поэтому задача человека и любой информационной системы - уклониться от внедряемой ему информации и провокационных вопросов, «отрезать» отношения с человеком, задающим такие вопросы и произносящим слова, психологически «выматывающие» душу.

Задача же нападающей стороны - не позволить человеку (обществу, стране) защищаться.

Т.е. задача - заставить человека либо общество не размышлять над тем, что говорит противник. Для этого, в первую очередь, надо исключить из средств массовой информации серьезные аналитические исследования проблем (цель: способствовать торможению непрерывного потока мыслей).

Таким образом, уничтожение аналитических изданий и аналитических центров, «наезды» на аналитиков, независимых экспертов и независимые СМИ, которые могут сделать «мутную воду прозрачной» - это первая задача любого информационного агрессора, действующего на территории.

Отличные задокументированные свидетельства того, как это делалось и кем это делается, содержатся в публикациях 2003- 2006 годов. Обращу внимание на то, что на даты написания этих статей мне не была знакома книга С.П. Расторгуева, но фактически в статьях зафиксированы все те признаки поражения, на которые указывает автор в своем труде.

1. Влияние «информационных рейдеров» на энергобезопасность (энергобезопасность: для снижения турбулетности мирового нефтяного рынка нужна «солнечная погода» в СМИ и нефтяной аналитике).

2. Абсолютный центр.

В названных статьях показано, что в исчезновении на рынке России объективной, неангажированной аналитики, аналитиков и аналитических центров были заинтересованы, в первую очередь, крупные монополии. Этот вывод в полном объеме отвечает логике идущей информационной войны, которая ведется ради прибыли. А поскольку прибыль делается на российских потребителях, точнее на нарушении их прав, то мы приходим к выводу о том, что, прежде всего, в информационной агрессии заинтересованы монополии, делающие прибыли (миллиардные капиталы) на территории России.

Т.е. если называть вещи своими именами, то «информационными нападающими» являются крупные российские компании, а информационными жертвами этих компаний-монополий являются потребители, избиратели и пр. Как видим, основная атака на российское общество идет не со стороны иностранных субъектов, а со стороны российских компаний. Это не очень хороший вывод, но обе главные стороны информационной войны в настоящее время находятся на территории России.

Вторая группа «мишеней» информационной войны - это лица, принимающие решения, т.е. первые лица и ВИП-персоны. Точнее, это лица, за перестановку которых идет ожесточенная война. Первым шагом переделывается окружение первого лица: вербуется или в непосредственном окружении ВИПа заменяют тех, кого не завербуешь. Потом начинается нанесение информационных ударов словом.

Как пишет С.П.Расторгуев «Сегодняшние же информационные победы в большинстве своем основаны не на серьезных информационных технологиях, а, как и все предыдущие войны, на том, что отдельные »источники информации« продаются и покупаются».

Таким образом, сведения о контроле (собственности) на средства массовой информации одновременно указывают нам и на те компании, которые являются активными участниками «военных действий в идущих информационных войнах». Эти сведения о главных собственниках СМИ в России приведены в статье Алексея Февралева «Кому принадлежат российские СМИ: Карта бизнеса-2007» (первоисточник - Журнал РБК). Данные упомянутого исследования также подтверждают сделанный выше вывод о том, что основные потоки информации, адресованные населению России, контролируют крупные отечественные компании, для которых характерны максимальные темпы роста прибыли.

Актуально, в связи со сказанным, привести и такую цитату: «Объем информации, целенаправленно передаваемый от одной страны (стороны) к другой, и является мерой информационной агрессивности».

При этом глупые вопросы и факты (практика), которыми заваливаются мозги человека или «мозги» органов управления приводят к деградации и оглупению систем. Более того, под эту глупую практику деградирующие информационные системы начинают менять правила (законы), а потому законодательство критически деградирует вследствие масштабного узаконивания примитива. Т.е. деградация законодательства - это тоже признак поражения в информационной войне.

Так что население интуитивно делает совершенно правильно, когда выключает кнопки телевизора, протестуя против «задуривания», или заворачивает селедку в бесплатно внедряемые ему газеты.

Наряду с уничтожением аналитических центров еще одной характеристикой системы, потерпевшей поражение в информационной войне является «вывоз из страны наиболее перспективных и наукоемких технологий».

О том, как это делается через экспроприацию научных идей, скупку идей по демпинговым ценам, через ослабление системы защиты российских патентов и пр., достаточно ясно описано в ниженазванных статьях. Мною выявлялись тенденции и описывался этот кошмар, а оказалось, что все это идеально укладывается в логику информационной войны.

1. «Красная книга» талантов в стране процветающего энергокапитализма (основы безопасности интеллекта)

2. Что, нефтяник, ты не весел, что ты голову повесил…

3. «Протезы» - плохие «проводники» к «деньгам» и власти будущего.

Еще более жестко охарактеризовал ситуацию академик, лауреат Нобелевской премии по физике Виталий Гинзбург. По его словам, ситуация эта хуже, чем в «СССР при Сталине. Конечно, в сталинские времена Академия была под контролем ЦК Коммунистической партии. Но тогда ты мог прийти со своей идеей и действовать. Именно так мы отправили в космос первый спутник. Но сейчас власти считают, что наука должна приносить только прибыль, а это абсурд». Т.е. и В.Гинзбург констатирует, что корпоративный интерес доминирует над властью, а не наоборот.

Нижеприведенные цитаты Д.Козака - полномочного представителя президента в Южном федеральном округе говорят о том, как он пытался устранить из систем управления чиновников, «пораженных» в ходе информационного воздействия и ставших, соответственно, проводниками корпоративных интересов (взамен государственных интересов). Также его высказывания говорят о том, как ему противодействовали СМИ, «захваченные» информационными агрессорами, при проведении административной и пр. реформ:

*…«Какие крики, вопли были, как люди удерживали свои позиции при поддержке СМИ, - с горечью вспоминает Козак. - Ни пяди демократии не отдадим - хотя ничего общего с демократией то, что сейчас сложилось, не имеет»…

*…Весной 2005 г. Козак доложил Путину, что на Юге менять надо всю систему управления. Корпоративные сообщества во властных структурах, писал полпред, монополизировали политические и экономические ресурсы, а в республиках руководящие должности занимают лица, состоящие в родственных связях между собой, что приводит к распространению коррупции (http://www.smoney.ru/article.shtml?2007/06/04/3056).

По сути, Д. Козак написал Президенту России о критическом поражении систем управления, которые и являются целями информационных войн.

Ясно, что «при таком раскладе» нельзя доверять СМИ, почти полностью подконтрольным интересам корпораций, организующим через эти самые СМИ информационное наступление в своих интересах.

Тем более нельзя доверять информации СМИ, принимая решение о якобы «неблагонадежных мэрах». Ведь для информационного агрессора не угоден тот, кому не удалось «промыть мозги», в первую очередь, чиновник - мишень, которую не удалось поразить.

Учитывая то, что сегодня происходит в информационной войне, идущей на территории России, я бы особо выделила список для повышения из тех чиновников, на которых идет «наезд» в СМИ со стороны крупных корпораций (пусть и в завуалированном виде), а также со стороны псевдогражданских изданий, финансируемых, в т.ч. с этими корпорациями. Но, к сожалению, черный список из 33 неблагонадежных мэров уже гуляет в Интернете. В него вошли мэры, о которых негативно пишут в СМИ.

Вести информационную атаку, адресованную сразу всему обществу не так просто. Поэтому первыми субъектами информационно-агрессивного воздействия становятся деятели культуры и представители СМИ, поскольку они владеют словом и эмоциями. А эмоции изначально были критерием истины. Т.е. тот, кто оперирует эмоциями, вызывает доверие, даже если этому человеку доверять нельзя. В случае удачной обработки сознания отдельных представителей культуры, они отлично проводят в массы идеи различных сторон информационной войны.

Т.е. в отличие от инженерной интеллигенции представители культурной интеллигенции в первую очередь подвергаются информационно-идеологической обработке и в этой социальной группе наблюдаются самые большие поражения в ходе ведущихся информационных войн.

Первыми объектами атаки либо манипулирования становятся молодежь - по той причине, что у них максимальный хаос в подсознании (максимум неструктурированного знания), из этого хаоса под влиянием специалистов информационных войн можно сформировать любые догмы и создать управляемых зомби. Т.е. это «белый лист», на котором можно написать все, что угодно. Не случайно закон запрещает использовать молодежь в предвыборных кампаниях. И соответственно, не случайно, как только юные граждане пересекают критический возраст, их в первую очередь вовлекают в уличную политику. Тот факт, что сейчас в России почти вся уличная политика представлена молодежью, прямо указывает на то, что некие мощные операторы информационной войны используют эту молодежь для достижения своих главных целей: воздействия на системы принятия решений и получение прибыли.

Неоправданно высокий рост доли молодежи в некоторых органах власти, получивший название «педократии» - власти детей, еще один признак поражения систем управления в идущих на территории России информационных войнах. Ну а людей, предлагающих формировать кадровый резерв власти на основе школьных сочинений, с моей точки зрения, вообще надо взять на особый учет как публичных проводников интересов информационных агрессоров, действующих на территории России. Среди выпускников много блестящих и талантливых людей, но они должны пройти свой путь и сформировать устойчивые принципы, до того как включаться в систему управления людьми. Без этого «дети во власти» слишком легко перепрограммируются. Т.е. на этих «белых листах» могут легко сделать приписки те, кто выступает информационным агрессором в отношении органов управления. И сделают они это намного быстрее, чем непосредственные начальники «детей во власти», сформируют устойчивые принципы у своих подчиненных.

На днях на заседании Совета по культуре Общественной палаты Президент России В.В. Путин упомянул исследование ОПы о том, что «молодежь перестала воспринимать телевидение как источник информации». Также президент выразил озабоченность тем, что «сегодня у молодых людей утрачиваются навыки емко и образно выражать свои мысли, различать эмоциональные и художественные оттенки». Причина этого, по мнению Путина, в том, что «на протяжении более чем 15 лет наша молодежь живет в условиях массированного воздействия на нее суррогатов из-за рубежа».

Совсем не исключено, что у молодежи включилась защитная реакция от деградации (от потока глупой информации), и это определило отношение к ТВ. При этом факт потери способности к образному мышлению говорит о том, что высокий процент молодежи уже является пораженной целью информационных войн, идущих на территории нашей страны. Однако главное информационное наступление ведут корпорации, борющиеся за свои прибыли, поэтому я склоняюсь к тому, что это не происки Запада, а происки местных «Ловцов прибыли». Важно не то, где куплена глупость, а то, что поток этой глупости наши СМИ целенаправленно адресуют молодежи, и кто-то в этом заинтересован.

Книга С.П. Расторгуева объемна и там есть много посылов, на основе которых надо провести полный анализ ситуации на информационном рынке России, выявить реальных информационных агрессоров, реальные мишени информационной агрессии, цели агрессоров.

Публикуя этот материал, я хотела сделать лишь первый шаг и показать на примерах то, что российские субъекты, в первую очередь, - корпорации выступают в роли информационных агрессоров. Самые активные информационные наступления на территории России ведутся с их стороны в отношении населения и чиновников, по всем признакам не желающих проводить корпоративные интересы (не желающих коррумпироваться или коррумпированных кем-то иным). На территории России уже отмечаются все признаки серьезных поражений в информационной войне. Население, оболваниваемое в коммерческих целях, может в ближайшее время стать легко доступной мишенью уже для внешних к нашей стране информационных атак. Т.е. система сама открылась для атак, чего и добивались…

Все, что произошло - это не результат действия «Заграницы», а результат процессов происходящих на территории нашей страны.

Если не соглашаться с этим выводом, то придется согласиться с тем, что все основные российские корпорации - главные информационные воины современной России, в свою очередь, являются давно пораженными мишенями, «захваченными» в ходе победоносной информационной войны Запада.

В любом случае информационный терроризм в стране с развитыми информационными системами может стать основой системного кризиса («Белая книга российских спецслужб»).

В этой связи приведу две важные цитаты С.П. Расторгуева:

  • Защита своего населения от скрытого информационного воздействия - это не частная проблема двух или более информационных игроков, это проблема всего российского общества. И методы индивидуальной информационной психологической защиты очень бы пригодились современному российского гражданину!
  • Информационную бойню начинают называть информационной войной. Однако война - это всегда война, в которой равные выходят на бой с равными, и шанс победить есть у каждой стороны. А бойня - это бойня. На бойню приводят безгласый народ и начинают хлестать его слепящими и глушащими все человеческое информационными потоками.

Как итог: неподготовленное и безоружное население использует единственный доступный ему способ защиты. Оно уклоняется от восприятия знаний, которыми его атакуют. И если эта атака насильственного «образования» не прекратится, то по теории остается только один путь защиты: изменение до неузнаваемости, иррациональное поведение и хаос.

Наталья Чистякова-Ярославова



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100