№ 20 Май 2007 г.

Красное и Белое


Патриарх Алексий и митрополит Лавр

Патриарх московский и всея Руси Тихон

Клавдия Маркова

Председатель Высшего Монархического совета в Берлине Н.Е. Марков

Представители «Белой церкви» и «Красной церкви» 17 мая сделали еще один шаг к своему воссоединению после раскола РПЦ в период революции 1917 года.

«Белая церковь» и «Красная церковь» - так для простоты понимания их именуют за рубежом. По формальным признакам, подобно тому, как Россия юридически является наследницей Советского Союза, дистанцируясь при этом от коммунистической идеологии, также и РПЦ является «наследницей» «Красной церкви», действовавшей в период «руководящей и направляющей силы коммунистической партии», дистанцируясь при этом от многих решений, продиктованных ГПУ.

Для подписания Акта о каноническом общении с Московским патриархатом делегация Русской зарубежной церкви прибыла 15 мая в Москву. 16 мая Первоиерарх Русской православной церкви за границей (РПЦЗ) митрополит Лавр посетил Донскую обитель, где вознес молитву у мощей святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси.

Роль Тихона современная Русская православная церковь считает ключевой в грядущем воссоединении российской и зарубежной ветвей. Хотя представители РПЦ в изгнании, в частности Карловицкий Собор («Белый»), в большинстве своем не исполняли его приказов, не будучи уверенными в том, что он свободен от влияния ГПУ. А обновленческий Собор («Красный») 1923 года лишил Патриарха Тихона сана. Т.е. патриарх не признан «Красным собором» и «Белым Собором», а РПЦ, так получается, в большей части не признает решения этих соборов...

Как отмечается на одном из главных православных сайтов России sedmitza.ru, «2007 год отмечен многими юбилеями, связанными с жизненным путем этого выдающегося Святителя и исповедника веры: 100-летие его возвращения для продолжения служения в Россию после многолетнего несения архипастырских трудов на американском континенте и 90-летие его избрания и поставления на патриаршее служение».

6 мая РПЦ отметила 85-ю годовщину заключения под стражу Святейшего Патриарха Тихона. А в Пасху Владимирская икона Матери Божией, перед которой свершилось избрание последнего главы еще единой Русской церкви в 1917 году, была возвращена президентом России В.Путиным Русской православной церкви.

В феврале этого года состоялась и Свято-Тихоновская межрегиональная конференция «Пастырь Добрый», посвященная святому XX века, Патриарху Московскому и Всероссийскому Тихону. Обращает на себя внимание тот факт, что название этой конференции совпадает с названием трудов митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) - признанного духовного лидера православно-патриотических, национальных сил России, сторонника возвращения величия мощи Святой Руси.

В официальной информации сайта www.sedmitza.ru, посвященной патриарху Тихону (Беллавину), Обновленческий собор, лишивший патриарха сана, именуется лжесобором. Однако именно этот Обновленческий собор 1923 года поддержал отделение государства от церкви и светский характер государства, как это сегодня и отражено в действующей Конституции РФ, установку на неизменность которой определил президент России. Т.е. Обновленческий собор, по сути, определил концепцию взаимоотношений светской власти и «Красной церкви».

Нельзя не заметить и того, что в сегодняшних комментариях выстраивают в один ряд большевиков, ГПУ, обновленцев и «самую непримиримую группу эмигрантов во главе с митрополитом Антонием (Храповицким)». Хотя те, кто имеет отношение к митрополиту Антонию, - это и есть во многом русские священнослужители в европейской эмиграции. А в обвинительном заключении Верховного Суда РСФСР по делу патриарха Тихона ему вменяется в вину... деятельно поддерживаемая им связь с АНТОНИЕМ ХРАПОВИЦКИМ - будущим председателем Карловицкого Собора.

Дело в том, что в ноябре-декабре 1921 года состоялся «Всезарубежный Русский церковный собор». Председателем этого русского заграничного Собора был избран Высокопреосвященный Антоний. В дальнейшем этот Собор именовался Карловицким собором, по месту его проведения. Еще одно название - общеэмигрантский Церковный съезд 1921 года.

На Соборе доминировали монархисты во главе с председателем Высшего монархического совета в Берлине Марковым II, и они продолжали давить, в первую очередь, поставив вопрос о монархии - непременно о династии Романовых. Против такой политизации были так называемые умеренные.

Участники Собора приняли «Послание Русского Заграничного Церковного Собора Чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим», в коем просили: «Да вернет на всероссийский престол Помазанника, сильного любовью народа, законного православного царя из Дома Романовых».

«Политические отзвуки этого Собора загремели далеко. В России советская власть усмотрела, и совершенно верно, в таком поведении Карловицкого Собора борьбу против нее, и начались притеснения. Но гораздо большее значение этот Собор имел за границей. Он оказал влияние на все центры русского рассеяния: на Европу, на Азию (Китай, Япония), на обе Америки. Везде взяли верх в конце концов «карловчане», т.е. группа митрополита Антония. Сначала еще боролись против него митрополит Платон в Америке, митрополит Сергий (Тихомиров) в Японии и отчасти Евлогий в Европе, но мало-помалу возобладали «карловчане».

При этом надо признать, что уже в те годы наметилось различие позиций в Европе и Северной Америке. В интервью от января 2006 года «Гадание на кофейной гуще или реальность?» («Тюменские известия» №13) я также обращала внимание на то, что позиции Америки и Европы в отношении вопроса о восстановлении православной монархии в России, скорее всего, не будут совпадать.

Элемент диалога:

«Вопрос: Монархия и энерговласть идут в одной связке? Тогда наша страна сможет не оглядываться на Запад?

Ответ: Идея монархии в России приемлема для Европы и даже имеет некоторую привлекательность. Америка же, где изначально была демократия, - в числе ее противников. Она может повлиять на нашу страну только через зарубежную православную церковь».

Так оно сейчас и складывается.

Даже Всероссийский монархический центр (ВМЦ), созданный в 1992 году в России, название которого является частично клоном названия «Высший монархический совет в Берлине», имеет свой сайт, действующий в правовом поле конституции Америки. Среди приветствий руководителю ВМЦ особо выделяется ответ управляющего делами Московской патриархии, митрополита Калужского и Боровского Климента (Капалина), карьера которого связана со службой в США под юрисдикцией Московского патриархата. 23 марта 1987 г. он был назначен управляющим патриаршими приходами в США и пребывал в этом статусе до 1990 года.

Сам факт существования ВМЦ указывает на то, что тема Высшего монархического совета в Берлине остается открытой не только для меня, и не только в моих личных исследованиях. Истории Маркова II и якобы заговора «Тухачевского» мне хорошо известны от бабушки Клавдии Никтополеоновны Марковой (на фотографии она в детстве вместе с прадедом Никтополеоном Марковым).

Если говорить коротко об итогах «Всезарубежного Русского церковного собора» 1921 года, то собор разделился на тех, кто поддерживает меньшую либо, напротив, большую подчиненность Константинополю, разделился на монархистов (Антоний и Марков II) и умеренных (Евлогий), на николаевцев и кирилловцев. Т.е. участники Собора разошлись в том, какие «ветки» дома Романовых поддержать, но при этом выступили за восстановление на российском престоле самой ветви Романовых. Доминировавшие на Соборе «карловчане» (монархисты) де-факто вышли из подчинения патриарха Тихона после его ареста. Хотя замечу, что зарубежный Карловицкий Собор признавал Тихона патриархом даже после того, как он был лишен сана Обновленческим Собором в России в 1923 году. Т.е. оба исторических Собора дистанцировались от патриарха Тихона. Он по воле судьбы пострадал из-за раскола церкви на эмигрантскую составляющую и на ту ее часть, которая продолжала действовать в России.

Однако, поскольку воссоединяются именно эти две «части», за которыми стоят свои Соборы, остаются вопросы относительно того, почему РПЦ выбрала эту историческую фигуру как символ объединения «красной церкви» и «белой церкви». Какая идеология будущего за этим стоит? С одной стороны, патриарх Тихон - это последний патриарх единой церкви России, и в этом контексте он объединительный символ. С другой стороны, как уже сказано выше, представители Русской православной церкви в изгнании в большинстве своем не исполняли его приказов.

Можно предположить, что результаты Карловицкого (монархического) Собора не признаются в связи с тем, что этот собор поддерживал версию «второй династии» на российской престоле, т.е. позицию возврата династии Романовых, тогда как сейчас в России преобладает версия «третьей династии» (новой династии). Кроме того, при признании результатов Карловицкого Собора встает вопрос и о признании Высшего монархического совета в Берлине, о наследии председателя Высшего монархического совета в Берлине Маркова II. Т.е. возникает еще одна «ветка» «монархического наследия», или еще один институт, имеющий полномочия участвовать в решении вопроса о монархии в России от имени русской эмиграции за рубежом. Есть серьезный вопрос, связанный с непризнанием духовной эмиграцией религиозных актов «красной церкви». Вероятно, есть еще много иных мотивов, связанных в том числе и с позицией в отношении Константинополя. В любом случае в настоящее время не совсем понятно отношение к двум основным Соборам «расколовшейся» в 1917 году русской православной церкви в контексте ее предстоящего объединения.

С одной стороны - перезахоронение Деникина. С другой - отрицание общеэмигрантского Церковного съезда 1921 года, к которому относилось большинство эмиграции и белой гвардии. Возможно, подписание Акта о каноническом общении с Московским патриархатом делегации Русской зарубежной церкви - это только первый шаг к объединению, но для того, чтобы объединение понять душой, принять и признать, нужна консолидация с позицией русского духовенства в изгнании, в 1920-30-х годах.

Наталья Чистякова-Ярославова



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100