№ 12 Март 2007 г.

ЗВЕZДЕЦ

Валеру обидели


Валерий Леонтьев: я - не фюрер!

Валерий Леонтьев объявил телезвезде Андрею Малахову войну за публичное оскорбление. Поводом для скандала послужила одна из телепередач Малахова, в которой Леонтьева напрямую сравнили с вождем Третьего рейха. Тема была целиком посвящена превратностям судеб гениальных личностей минувшего столетия.

В одном из эпизодов объектами публичного обсуждения стали главный палач Европы нацист Адольф Гитлер и... народный артист России Валерий Леонтьев. Организаторы приглашали певца принять участие, но... не обозначили тему. Когда же Леонтьев узнал, что ему придется соседствовать с Гитлером, он был шокирован.

Когда все еще было только на стадии проекта, Леонтьев не мог сделать никаких решительных шагов. Однако он твердо решил со всем этим разобраться после ее выхода.

- Я никогда не мог даже предположить, что меня можно сравнить с Гитлером, - сокрушается Валерий Яковлевич. - Я всю жизнь служу людям, пытаюсь им принести радость в дом, а меня уподобили фашисту и убийце! Это ужасно. Поэтому все теперь будет решаться исключительно в судебном порядке.

Из теледив - в гейши


Тина поменяет профессию

Группа «Ночные снайперы» решила совместить приятное с полезным и… еще раз с приятным. В Киеве «Снайперы» сняли клип на песню «Морячок», которую уже можно слышать в эфире радиостанций. История любви моряка и японской гейши развернется в моряцкой таверне. Ее интерьеры будут воссозданы в одном из киевских клубов. Сама Диана Арбенина выступит в роли рассказчицы истории, а вот роль главной героини сыграет… теледива Тина Канделаки!

Песня «Морячок» стала очередным синглом с готовящейся пластинки «Ночных снайперов» «Бонни&Клайд».

Долину - на нары?

Популярной певице Ларисе Долиной грозит либо тюремною заключение, либо - крупный штраф. На днях ей предъявили иск о нарушении авторских прав.

Серьезный конфликт разгорелся после того, как Лариса Долина на гастролях в Екатеринбурге исполнила «Вечернюю песню», более известную как «Город над вольной Невой». Родственники Александра Чуркина, автора слов этой песни, подали в суд на организаторов гастролей Ларисы Долиной за использование в концерте певицы этой песни без их разрешения. Они оценили сумму морального ущерба в 30000 рублей.

Сама проштрафившаяся Долина пока хранит гордое молчание относительно сложившейся пикантной ситуации.

Дорогая Маша

Едва закончился последний концерт гастрольного тура Маши Распутиной по Америке, как она отправилась в знаменитый ювелирный дом Фабрики грез - «Harry Winston». Откуда спустя несколько часов вышла, уже сверкая роскошным бриллиантовым колечком. Эта покупка обошлась супругу Распутиной Виктору Захарову в кругленькую сумму - $1200000.

«Такая удивительная женщина достойна самого лучшего!» - прокомментировал покупку счастливый муж.

music.km.ru

Где-то на белом свете...




Аиде - два года


Счастье с миллионером Джеем Маркофф было таким недолгим...


Аида с сыном и невесткой с «Джамайки»


Дружба с Савелием Крамаровым поддерживала в самые трудные времена

Ее голос звучит в таких культовых фильмах, как «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука»…
Под ее «Помоги мне» и «Где-то на белом свете» прилежно открывали рты известные актрисы. Однако имя самой певицы вырезалось из всех титров. Она не выдержала и уехала в Америку. Спустя 25 лет Аида Ведищева рассказала всю правду о своей уникальной женской судьбе.

- Говорят, имя во многом определяет человеческую судьбу. Нарекая вас именем оперной героини, родители прочили дочери музыкальное будущее?

- По-моему, они даже в мыслях не допускали, что я стану певицей. Мама хотела назвать меня Ириной, но в роддоме ее навестила невестка, которую звали Аидой, и мама переменила решение. От этого или нет, но запела я рано, еще не начав разговаривать.

Мое детство пришлось на Великую Отечественную войну. Отец, Соломон Вайс, возглавлял стоматологическую клинику в Казани. Интеллектуал, умница, владеющий семью языками, впоследствии он стал профессором, автором учебников, известным ученым. Мама - хирург. Я росла во дворе клиники, где мы и жили. В наш двор постоянно привозили раненых с фронта. Мы, дети, залезали на деревья и с высоты наблюдали за жизнью больных. До сих пор перед глазами - люди с распоротыми животами, без носа, без ушей. И мамины очки, и халат с пятнами крови…

Родители связывали и мое будущее с медициной, но я кричала: «Меня тошнит от крови! Не хочу! Не буду!» - и… готовила себя в артистки. Приходила из школы, бросала портфель, надевала мамины туфли на шпильках и голосила: «Джамайка…» Моя нянька выглядывала из другой комнаты и комментировала: «Ой, много поешь - будешь такая несчастная!» Как в воду глядела. Папа стучал в двери: «Заниматься! На «Джамайке» и шпильках далеко не уедешь…» Знал ли он тогда, чем эта «Джамайка» аукнется мне в жизни.

- Почему же в итоге поступили в Институт иностранных языков?

- По настоянию родителей. Окончив вуз, поработала пару месяцев педагогом. Потом положила на стол диплом и сказала папе с мамой: для вас я все сделала, теперь настало время заняться собой. Я решила ехать в Москву, поступать в театральный. Но в столице тут же получила щелчок по носу. Экзаменационная комиссия, увидев, что у меня уже есть одно высшее образование, вынесла вердикт: «Идите, работайте по профессии и не отбирайте шансов на высшее образование у тех, у кого его еще нет».

…Я стояла на мосту, смотрела на воду и думала, что должна утопиться. Не знаю, что тогда остановило меня от этого шага.

Вскоре друзья мне сообщили: орловская филармония набирает группу музыкантов, им нужна певица. Я поехала. Так и началась профессиональная музыкальная карьера. Я - избалованная дочка профессора, жила, где попало, не особенно задумываясь о быте. Только мечта о сцене занимала меня.

- Ну а как же первые поцелуи, влюбленности?

- Во время одного из концертов за кулисами филармонии познакомилась с невысоким коренастым мужчиной. Оказалось, столичный артист, лауреат международных конкурсов, акробат, работающий на эстраде,

Вячеслав Ведищев. Он был разведен, свободен и он заявил мне: «Я вас забираю. Вы талантливая, я хочу вам помочь». Изрядно намучившаяся со своей короткой фамилией Вайс, я с удовольствием поменяла ее на длинную - Ведищева.

- Но вы хоть успели полюбить мужа?

- У меня была великая любовь к… сцене. Но, если бы Слава мне не понравился, вряд ли я вышла бы за него замуж.

Сразу после переезда в Москву я начала работать в легендарном оркестре Олега Лундстрема. Но для Славы и его акробатических номеров здесь не нашлось места, и мы с мужем перешли в оркестр Утесова. В этом прославленном коллективе у меня не было творческого роста. Я пела там 3-4 песни - и все! Когда объявила Утесову, что ухожу, он, кажется, обиделся.

Дальше был ансамбль Игоря Гранова «Голубые гитары». Но и здесь я не задержалась. Дело в том, что Игорь был мне очень симпатичен. Я ему - тоже. Но он был женат, я - замужем. Пришлось расстаться, дабы не натворить глупостей.

- Как же ко всем этим творческим и личным метаниям относился ваш муж Вячеслав Ведищев?

- С благодарностью вспоминаю Славу, он действительно помог состояться мне как артистке. А какие наряды он мне привозил из своих бесконечных зарубежных гастролей! Но и я была ему хорошей женой - помогала на гастролях, слугой его была. Родила ему сына.

И все-таки брак не удался. Мы были очень разными. Кроме того, муж по любому поводу пускал в ход руки. Частенько я приходила на репетиции с подбитым глазом.

Ревновал он меня дико - не мог понять, что если я и увлекаюсь кем-то, то прежде всего как музыкантом. Мне, например, очень нравился Эмиль Горовец. А я нравилась ему. Он прибегал к моему дому и пел под балконом «А я иду, шагаю по Москве!» Когда я его слушала - у меня сердце выскакивало из груди! Но к моему разводу с Ведищевым Эмиль не имел никакого отношения. Просто брак исчерпал себя, и я ушла.

- Сложный период в личной жизни совпал и с неприятностями в творчестве?

- На экраны вышел фильм «Кавказская пленница». «Песенку про медведей» я записала в студии за полчаса, даже не подозревая, что участвую в конкурсе на лучшее исполнение этой незамысловатой композиции. В конкурсе я победила. Кстати, меня всегда удивляла Наталья Варлей, говорившая, что в фильме поет она. Мои поклонники даже проводили специальное расследование, чтобы уличить ее во лжи. После премьеры фильма пластинка фирмы «Мелодия» с «Песенкой о медведях» заняла первое место по количеству продаж - 7 млн. экземпляров! Песня активно не нравилась высокому начальству: «Как это медведи могут тереться о земную ось?!» - возмущались они. Но не посчитаться с фактом такого тиража они не смогли. Как первая советская «миллионерша», я была отправлена на фестиваль эстрадной песни в Сопот.

Я сразу подружилась с европейскими звездами - Хеленой Вондрачковой, Радмилой Караклавич, Карелом Готтом. И вот представьте: в один из конкурсных дней по местному радио объявляют: «Советские войска вошли в Прагу». Что тут началось! Карел Готт со словами «Я не могу петь, когда Родина в опасности», покинул конкурс. Мне было так скверно, так стыдно, будто в этом вводе войск была моя личная вина! А тут еще из Москвы посыпались начальственные звонки: «Ведищевой - не петь!» Власти боялись, что из солидарности к чехам представительницу Советского Союза публика освистает. Но я ослушалась. Выступила. И спела вместо одной песни несколько. Причем пару песен Володи Шаинского, который, как оказалось, в то время был у властей не в чести. Вопреки политической заварухе, встретили меня великолепно, вызывали на «бис» и по результатам конкурса наградили второй премией. А в это время в Москве министру культуры Фурцевой уже докладывали о моей выходке. Так я и попала в черный список. Меня перестали показывать по телевидению, транслировать по радио, отменяли концерты.

- Масла в огонь подлил и фильм «Бриллиантовая рука»?

- Режиссеру фильма Леониду Гайдаю нужна была песня для эпизода, где Светличная соблазняет Никулина. Композитор Александр Зацепин написал душераздирающее танго «Помоги мне», но поставил условие, чтобы исполнила его я. Гайдай не верил, что после «Кавказской пленницы» мне удастся перевоплотиться из образа романтической героини в женщину-вамп. Но Зацепин, который и сейчас признается в том, что я ему очень нравилась и как певица, и как женщина, настаивал именно на моей кандидатуре. Пока шли споры, я находилась на гастролях по Дальнему Востоку. Прилетаю ночью, вымотанная дорогой, 10-часовой разницей во времени и концертами, - и сразу звонок. Зацепин: «Аидка, немедленно приезжай в студию, все уже записались, осталась только ты!» Приезжаю в час ночи, а к пяти утра песня уже была записана. Стоит ли говорить о том, как восприняло ее высокое начальство? Меня упрекали в пошлости и пропаганде секса, из титров фильма моя фамилия исчезла…

- Аида, а кто первым посоветовал вам уехать на ПМЖ в Америку?

- Руководитель моего ансамбля Борис. Он появился в моей жизни в самый трудный период: только что закрыли мою программу «Поющие новеллы», музыкантов у меня отняли. Надо было набирать новый коллектив. Когда Борис пришел ко мне на прослушивание, у меня отнялся дар речи от его игры. Я немедленно приняла его на работу.

Про Бориса ходили странные слухи: учился в суворовском училище, потом, окончив консерваторию со Сталинской стипендией, он вдруг решил, что это не его путь, и вновь вернулся в армию. Говорили также, что он чрезвычайно религиозен... Мы наблюдали друг за другом издалека, не сближаясь. И вот однажды он мне говорит: «Уезжайте, здесь вам делать нечего». Я тогда возмутилась: «Нахал, мальчишка, на десять лет меня моложе, а советы дает». Но… Борис заронил зерно сомнения в мою душу. Зерно стало расти. Я оглянулась: все вокруг уезжали, одна я, которую запрещали и третировали, чьи концерты отменяли без видимых причин, все ждала и надеялась на что-то. У коллег было полное впечатление, что меня уже давно нет в стране, при встрече они не скрывали своего удивления: «Как, ты разве здесь?»

Последней каплей стало известие, что мои записи размагничиваются на радио. В 1980-м я решилась на отъезд в Америку. Со мной вместе уезжали мама, сын, 5 собак и новоиспеченный муж - Борис.

- С Борисом вы обрели пресловутое женское счастье?

- В Америке Борис повел себя очень странно. Он наотрез отказался учиться языку. Даже моя 75-летняя мама учила английский, а он - ни в какую. Сама я поступила в театральный колледж и 4 года отучилась в нем. Попутно зарабатывала - и все деньги вкладывала в дело: в костюмы, аппаратуру. Мы с Борисом задумали создать шоу и выступить с ним на Бродвее. Вскоре наше шоу грянуло. «Лучшее Бродвея и Голливуда» - вот как называлась программа, с которой я объездила всю Америку. Потом было телешоу на калифорнийском ТВ, гастроли, успех зрителей, рецензии в американской прессе. Но…

Дома происходило нечто непонятное. Борис отпустил бороду, носил только черное, постоянно молился и все время куда-то убегал. Я пыталась его понять, учила с Борей вместе молитвы, придерживалась постов. Но Борис стал невыносим. Он запрещал одеваться, как мне хотелось. Его отношение к сексу тоже было специфическим: интимная жизнь допускается, только если дети нужны. А до детей ли мне было! Речь шла о выживании. Бедный сын из-за моей постоянной занятости и так рос без внимания - хорошо, хоть моя мама за ним присматривала.

Думаю, у Бориса была больная психика. Изуродованные детство и юность, многие годы, проведенные в армейской муштре... Кроме того, его мама потом прислала письмо, в котором призналась, что Борис в младенчестве переболел менингитом. Видимо, все это вкупе привело к таким отклонениям.

Бориса совсем перестала интересовать музыка. То, что нас так роднило, утратилось.

- И кроме того, в вашей жизни уже появился другой мужчина - американский миллионер Джей Маркофф?

- Джей Маркофф - эмигрант из Польши, бизнесмен, самый настоящий миллионер - увидел меня в Лос-Анджелесе во время моего выступления в фешенебельном клубе «Фрай-ерс-клаб». Он влюбился в мой голос, нашел через агентов мой телефон, позвонил. А потом принялся ухаживать. Он стоял передо мной на коленях, задаривал подарками. Борис догадывался о том, что у меня роман, и все же, когда я объявила о разрыве, был потрясен. Он дико переживал. Потом тяжело заболел, мы с Джеем долго его выхаживали. Не выходили - Борис умер. Это было страшным ударом, при всех разногласиях Борис оставался для меня родным человеком.

- Расскажите, каково это - быть замужем за миллионером?

- Джей поначалу вел себя безупречно. У нас была роскошная свадьба в Беверли-Хилтон отеле. Он дарил мне драгоценности, платья по 5 тысяч долларов, белый рояль. Я построила настоящий дворец в Беверли-Хиллзе. Жизнь была прекрасна. Но однажды мы с Джеем оказались в доме одной прорицательницы - миссис Ивы, и она напророчила: «Вы недолго будете жить вместе». Я в ужасе: «Как же так?! Я ведь только вышла замуж, сколько же можно начинать жизнь с нуля, я ведь уже старая?!» - «Через 6 лет вы разойдетесь», - вынесла свой приговор предсказательница.

Так и случилось. Началось все с подаренной Джеем поездки в Москву. Я так мечтала вернуться хоть ненадолго на Родину! Нас встретили в СССР замечательно. На дворе уже была перестройка, система запретов постепенно рушилась. Мне даже стали предлагать работу в Москве, и Джей испугался! Он подумал, что может меня потерять, что я могу навсегда остаться в России. И он поставил мне условие: никогда больше не гастролировать.

А что же тогда делать? Сопровождать его на все эти местечковые мероприятия? Радоваться очередному подаренному бриллианту? Скука! Как-то я собираюсь в очередной свой гастрольный мини-тур по Америке. Муж мне презрительно: «Сколько ты в итоге заработаешь?» - «Ну, может, 3 тысячи». - Он мне с презрением бросает на кровать 10 тысяч долларов. Мы тогда жутко поссорились.

Муж - человек абсолютно земной, бизнесмен до мозга костей, никак не мог понять, что в жизни есть еще что-то, кроме денег. Он без конца твердил: «Средств нам хватит на две жизни!» - и все скупал земли, все открывал фирмы. Меня стал тревожить и еще один факт: все кредиты муж почему-то оформлял на меня, а все приобретаемые в собственность земли, дома записывались на него, его детей, сестру и зятя. Я стала догадываться, в какую авантюру меня пытаются ввязать: случись с Джеем что-нибудь (а он был старше меня на 20 лет), я была бы обязана погашать его кредиты. А как погасить? Отобрать дом и вышвырнуть меня на улицу.

Когда муж принялся оформлять очередной кредит на 2,5 млн. долларов, я его попросила: не вписывай на этот раз меня. А сама пошла за советом к адвокату. Адвокат содрогнулся и сказал: «Разводись!»

Наш судебный процесс длился три года. Джей кричал: «Я преподам тебе урок!» Он собирался оставить меня без гроша. Я поменяла 25 адвокатов, потому что каждый из них подкупался моим мужем. В итоге поняла: защищать себя должна только я. И стала ходить в библиотеки, заниматься, изучать законы. На последнем слушании я сама выступала в роли собственного адвоката. Джей поклялся на Библии говорить правду, я провела допрос. И... отвоевала машину, рояль, драгоценности, аппаратуру.

- Но вам эта история стоила здоровья?

- С ужасом наблюдаю, как сегодня в России входят в моду бракоразводные процессы между богатыми и знаменитыми. Пройдя через этот ад, хочу дать совет женщинам: мы живем в мужском мире, пожалуйста, не стройте из себя героинь, положитесь на волю Бога и... сохраните свое здоровье.

После развода я временно жила у подруги. Клялась, что с мужчинами «завязала» навсегда, с головой ушла в творчество. Однажды пришла в офис, в котором тиражировались мои видеокассеты. Отец хозяина офиса случайно посмотрел эти кассеты и - потерял голову от любви. Наин только приехал в Америку из Израиля. Он расстался с женой, пробовал организовать ресторанный бизнес и при этом ни слова не знал по-английски. На каком языке мне с ним общаться?! - раздраженно думала я. А подруга советовала: не глупи, обрати на него внимание. Через несколько месяцев снова прихожу за кассетами - и снова Наин выказывает свое восхищение. Я сдалась и… стала учить его английскому. Мне понравилось, что он религиозный человек: такой не может быть негодяем. Так прошел 1994 год, а в 1995-м я заболела.

- Правда, что вы заболели одновременно с актером Савелием Крамаровым, с которым были дружны?

- Да, и что удивительно - мы оба только что пережили мучительные бракоразводные процессы. Пока шли судебные разбирательства, мы созванивались, подбадривали друг друга. Савве в Америке пришлось тяжело - не было крупных ролей в кино, он маялся, чувствовал себя никому не нужным, английский так и не выучил, как надо… А тут еще личные неприятности. Благо, он встретил Наташу - свою вторую жену и мою подругу. Она пыталась вытянуть его из болезни. Савва очень любил свою дочку и мечтал только об одном - дожить до ее свадьбы. Но не вынес химиотерапии…

Мой диагноз тоже не оставлял мне шансов: рак третьей степени, не операбельный, метастаз пошел в печень… Врачи показывали мне снимки опухоли: очертаниями она напоминала крысу. И я решила вступить с этой «крысой» в схватку.

Стала искать клинику, в которой мне бы сделали операцию. Пойти на риск согласился только доктор Рональд Люхтер - настоящее светило в сфере онкологии. После операции я сразу прошла через мучительную процедуру химиотерапии. Боль адская! Я - лысая, ужасно похудевшая. И все-таки тереблю врачей вопросом: «У меня есть шанс выжить?» -«Шанс? 30 процентов…» - отвечали медики.

«30 процентов! - ликовала я. - Это же так много!» Я закупила всю литературу на тему моей болезни, изменила образ жизни, систему питания. Я боролась. И победила! В этом году

11 лет моей победе!

- Все это страшное время рядом с вами был Наин?

- Да, и это многое для меня значит. Он выхаживал меня, как маленькую. Видел лысой, без бровей, без ресниц. И все равно любил. Теперь мы неразлучны.

- Он, наконец, выучился английскому языку?

- Да! (Смеется). Я занималась с ним по «уникальной» методе: не выучил новое слово - 5 долларов на стол.

- Вы мало говорите о сыне. У вас сложные отношения?

- У нас прекрасные отношения. Все эти годы Володя был со мной, просто я мало уделяла ему времени, и он до сих пор в глубине сердца хранит на меня обиду. Его растила моя мама, он постоянно тосковал обо мне. Но когда сын повзрослел и стал помогать мне в творчестве, он понял, что у меня не было возможности быть рядом. Постоянные гастроли, выступления, концерты. Надо было содержать семью.

У сына сейчас свой бизнес. Но он чрезвычайно одарен музыкально, раньше постоянно сопровождал меня на гастролях, а недавно вместе со мной написал мюзикл, посвященный главному символу Америки - статуе Свободы, который с успехом прошел у зрителей.

- Володя подарил вам внуков?

- Сын женился на чернокожей девушке. Не скрою, я была растеряна. «Ты подумал о будущем? О том, каково в этом нетолерантном мире придется твоим детям?» - как-то спросила его я. Он ответил: «Мама, давай больше никогда не возвращаться к этой теме. Мы с Марфией приняли решение не иметь детей». Но самое удивительное: знаете, откуда родом Марфия?! С Ямайки! Вот как мне та самая «Джамайка», которую я пела в юности, и которой меня запугивал папа, отозвалась! Вообще все в нашей жизни - не просто так, все знаки, приметы судьбы…

- Вы живете в США уже 25 лет. На Родину не тянет?

- Россия для меня действительно Родина. Я счастлива возвращаться сюда и видеть, что меня помнят и любят зрители. А в Америке мне комфортно: я больной человек, нахожусь под надзором хороших врачей. Менять все в мои годы уже сложно. Кроме того, в Америке меня ценят, уважают. В прошлом году я праздновала юбилей, и город меня наградил медалью.

Но самой важной стала награда, полученная в России. Международный комитет премии «Профессия - жизнь» наградил меня медалью «За волю к жизни». Может, это прозвучит и нескромно, но эта медаль мне присуждена по заслугам.

…Когда-то, будучи студенткой, я проходила практику в колхозе. Там я на старенькой лошадке возила бидоны молока. Какой-то парень, увидев меня c клячей, принялся дразнить: трусиха, слабо на настоящем коне ездить. Чтобы показать ему свой характер, я вскочила на необъезженного коня. Конечно, он меня сбросил. Лицо, коленки были разбиты в кровь, конь потащил меня в речку… В общем, страху я тогда натерпелась! Всю жизнь я жила надеждой, что смогу обуздать «своего коня», свою судьбу. Думаю, у меня получилось.

«Трибуна»



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100